Меню сайта



Категории каталога
Район Лефортово [13]
История района Лефортово [5]

Лефортов.ру » Статьи » Район Лефортово

Нижний или Анечкин пруд в Лефортовском (быв. Головином) парке
Случилось это в 1737 году, в царствование Анны Иоанновны. Лето выдалось засушливое, двор, вслед за императрицей, изнывал от жары в летнем Анненгофе. Вечерами гремели балы и фейерверки на Яузе. Отблеск дьявольских штайльновых огней виднелся даже в Елохове, бабы охали и крестились.
Елоховские девки ходили теперь стирать не на пересохший Кукуй, а за три-девять земель, к реке. Длинные деревянные мостки приходились напротив Головина сада. Девки колотили серые холстины бузиной, полоскали тряпьё от щелока, отжимали крепкими руками. Пели:
Чем тебя я огорчила,
Ты скажи, любезный мой
Или тем, что полюбила,
Потеряла свой покой? — а после, побросав бельё на траве, купались голышом в медленных тёплых водах.
В тот вечер Анечка, дочь елоховского губного старосты Ивана Устинова, припозднилась со стиркой. Подружки давно уже искупались, собрали чистое в корзины и попрощались с Анютой, а она всё ещё возилась с длинным матушкиным сарафаном. "Чем тебя я огорчила, ты скажи, любезный мой..." - уже стемнело, и Анечка вздрогнула, когда о мостки ударил вдруг с глухим стуком лакированный нос богато украшенной лодки. Она и не заметила, как они подплыли — незнакомый вельможа и двое гребцов.
— Ты чьих, милая, будешь? — серые глаза смотрели на неё с интересом, едва заметный акцент придавал речи округлость и певучесть.
Анечка отвечала, робея и путаясь в словах.
— Эрнст, — представился вельможа, — или Эрни, так проще.
Так называла его императрица.

Эрнст был кругл лицом под стать своей покатой речи, по-военному складен и крепок. Была в лице его какая-то странность, происходившая, вероятно, оттого, что густые тёмные брови почти сходились над переносицей, придавая взгляду излишнюю строгость, в то время как лукавые лучики вокруг глаз и подбородок с ямочкой указывали на добродушный нрав.
Герцог Курляндский Эрнст Иоганн фон Бирон, всемогущий наперсник государыни императрицы — а это был именно он — в свою очередь не без любопытства разглядывал Анечку. Ей едва исполнилось восемнадцать. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо. Лёгкая фигурка, загорелые плечи, выцветшие на солнце русые волосы.
Тут на другом берегу, в Головинском саде что-то грохнуло, небо озарила синяя молния, и Анечка испуганно дёрнула плечом.
— Не бойся, это неопасно, — улыбнулся царедворец, - это петарда. Сегодня фейерверк будет в честь взятия Очакова. Как звать тебя? — перевёл он разговор, желая отвлечь её.
— Аней, — отвечала она по-прежнему испуганно.
— А знаешь, кто я?
Анечка помотала головой.
— Я садовник здешний, — он показал в сторону дворца.
— Разве садовники плавают на таких... лодках? — усомнилась Анечка.
— Тебя, пожалуй, не проведёшь, — улыбнулся Бирон. — Изволь, — он посерьёзнел. — Ея Императорского величества обер-камергер, герцог Курляндии и Семигалии, граф Священной Римской империи Эрнст Иоганн фон Бюрен, — отрапортовал он, слегка склонив голову. Анечка, оглушённая титулами, смогла разобрать лишь частицу "фон". Бирон, меж тем, протянул ей руку:
— Прокатишься со мной? — но увидев испуг, промелькнувший в Анютиных глазах, поспешил успокоить её: — Нет-нет, не бойся, у меня и в мыслях не было ничего недоброго! Обещай только, что я ещё увижу тебя.
— Как Богу будет угодно, — едва слышно выдохнула ошеломлённая Анечка, глядя на отплывающую барку и уменьшающуюся фигуру удивительного сановника.
В Головином пронзительно запели шутихи и грянул фейерверк. Синие молнии заплясали на воде. Анечка подхватила бельё и побежала вверх по тёплой ещё тропинке. .

Несколько дней спустя случился пожар в Басманной слободе. Горела церковь Никиты-мученика, занялись два купеческих дома возле. «Поделом», — ворчала Анечкина крёстная: «Совсем про Бога позабыли, деньги одне на уме!»
Назавтра Анечка отпросилась сходить с подружками к Земляному городу, посмотреть на пепелище. Чёрные руины внушали ужас. Колокольня обвалилась, пустые глазницы окон глядели недобро, тоскливым запахом гари было пропитано всё окрест. Даже небо, казалось, пахло пожарищем и бедой. Бабы выли и шептались про какой-то белый камень на котором написано новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто... дальше Анечка не расслышала: по толпе словно прошёл ветер, люд расступился, и огромный золочёный экипаж подлетел к ограде. Кучер осадил лошадей, пыль взвилась столбом, и из облака явился давешний Анечкин собеседник в запылённой рубахе и со шпагою на боку. Мельком оглядев толпу, Бирон на мгновение задержал взгляд на Анечке, лицо его, впрочем, совсем не изменилось. Ей же этот миг показался мучительно долгим, сердечко забилось пойманной птицей, Анечка отвела глаза и спряталась за чьё-то плечо, а когда осмелилась выглянуть, Бирона уже не было видно, он отправился осматривать остывающее пепелище.

Прошло несколько дней. В один из вечеров Анечка вновь стирала в одиночестве. Вышло ли так нечаянно, или она нарочно подгадала к столь позднему часу, вряд ли теперь уже возможно установить с достоверностью. Во всяком случае, даже самой себе Анюта не признавалась, отчего она временами оборачивалась по сторонам и что пыталась разглядеть в наступающих сумерках.
Лёгкая лодка-верейка соткалась из тьмы. В этот раз он был один. Неожиданно легко вспрыгнул на скрипнувшие мостки, привязал лодку, церемонно поздоровался. Он приметно волновался. Впрочем, Анечка с её грохочущим сердцем не в состоянии была уловить этого волнения. Он уселся на выцветших досках, свесив ноги к воде, попросил её продолжать стирать и, когда Анечка склонилась над бельём, заговорил, подыскивая слова: "Ты не должна меня бояться. Я не причиню тебе зла..."
Говорил он долго. Анечка понимала не всё. Было ясно про одиночество. Про нелюбимую жену. Про капризы мнительной и изнеженной императрицы. Но из его рассказа про придворные интриги она не разобрала и половины. Поняла только, что есть какой-то страшный Миних, сделавшийся в нечаянной фаворе после очаковской победы и бесстыдно плетший заговор за заговором.
— Впрочем, к чему я тебе это всё рассказываю? — спохватился он, уловив в её глазах непонимание. — Тебе, должно быть домой пора?
— Да, ваша светл...
— Какая я тебе "светлость"? — перебил он её нетерпеливо. — Беги к себе. Не бери в голову.

Они стали видеться время от времени. Анечка почти перестала его бояться, впрочем, говорить не решалась, больше слушала. Но ждала этих рассказов, летела мимо Лефортовского дворца, вдоль реки к их заветной заводи. Он устроил её служить в прачечный двор, она поселилась в служебном корпусе, и их встречи во дворце стали часты и более продолжительны. Он с ужасом и восторгом смотрел, как летят под откос его жизнь и карьера, дразнил её Анной Иоанновной и придумывал, как увезёт в Митаву.

Настоящая Анна Иоанновна тем временем не находила себе места. Влюблённая императрица чувствовала, что Эрни переменился к ней. Призвав к себе старого графа Ушакова, начальника тайной канцелярии, очень скоро выяснила она причину этого охлаждения. Дальнейшее их совещание осталось покрыто тайною. Известно только, что вечером того же дня, когда Ушаков докладывал ревнивой самодержице о безрадостном положении дел на её любовном фронте, Анечка нашла у себя в комнате записку, невесть как попавшую к ней на подушку (дверь была заперта). Письмо сообщало аккуратным бироновым почерком, что он принуждён уехать по государственной надобности, но прежде желает попрощаться с нею и будет ждать её в одиннадцатом часу возле растреллиевого грота.
Пробило десять. Анечка накинула платок и бесшумно выскользнула из комнаты.
В парке было тихо, мелкие камешки шуршали под ногами. Анечка миновала Успенскую церковь, поющий фонтан и тяжёлую громаду Головинского дворца. Вот и долгожданный грот. Внизу, у воды уже видна тёмная фигура, замершая в немом ожидании.
"Эрни!" — позвала она шёпотом, сбегая к нему по ступенькам.
Незнакомое лицо приблизилось к ней, сильные руки зажали ей рот. Последнее, что почувствовала она, перед тем, как удавка стянула ей шею, был гнилой запах его зубов.

Тело Анечки нашли два дня спустя возле грота, в нижнем пруду, который теперь зовётся Анечкиным. Посеревший от горя Бирон ежедневно выслушивал доклады Ушакова о том, как идёт расследование. Поимка убийц буксовала за недостатком мотива и улик, и к концу лета поиски были и вовсе прекращены. Императрица была необычайно ласкова со своим любимцем и проводила половину дня в конном манеже, где он спасался от тоски, изнуряя себя верховой ездой. К весне она родила мёртвое дитя и занемогла сама. Болезнь сократила годы её жизни, она скончалась осенью 1740-го года. Говорят (об этом даже писала графиня А.Д.Б***), что в вечер перед её смертью, в одиннадцатом часу, явилось ей престранное видение - хрупкая девичья фигурка в намокшем платке и мокром платье. Императрица закричала от ужаса, в покои вбежали слуги, кто-то бросился за Бироном, но привидение уже растворилось в воздухе, оставив лишь мокрые следы на паркетном полу. Той же ночью с императрицей сделался страшный жар, и под утро она преставилась. А через месяц после её кончины герцог Курляндский Эрнст Иоганн фон Бирон был арестован по приказу Миниха и отправлен в ссылку в Сибирь.

Отрывок из книги.
Автор Екатерина Бретт
Категория: Район Лефортово | Добавил: Форт (02.05.2013)
Просмотров: 1591
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Случайная фотография
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Статистика